Путёвка в жизнь для ребят с интеллектуальными нарушениями: «инклюзивный» подход должен быть комплексным

24 сентября 2019

Сегодня тема инклюзии и особенно детской инклюзии — одно из наиболее востребованных и развитых направлений деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций. Многие такие НКО выросли из групп родителей детей-инвалидов — постепенно решая проблемы своих собственных детей, неравнодушные люди объединяются и реализуют инклюзивные проекты на уровне города, области и даже всей страны. Но, как показывает практика, подход в этом деле должен быть комплексным: тут задействовано и государство в лице всей вертикали образовательных учреждений, и работодатели, и родители, и сами общественники. И конечно, одна из основных форм финансовой поддержки социально значимых проектов в этой сфере — это президентские гранты.

В рамках рубрики  «Живой проект» Ресурсный центр гражданской активности Самарской области представляет интервью с руководителем Самарской региональной общественной организации детей-инвалидов, инвалидов с детства и их семей «Интеллект», руководителем проекта «Путёвка в жизнь. Создание региональной сети профильной подготовки подростков с интеллектуальными нарушениями к трудовой жизни» — победителя 2 конкурса на предоставление грантов Президента Российской Федерации В.В. Путина на развитие гражданского общества, проведенного Фондом президентских грантов в 2018 году, Головинской Еленой Юрьевной.

Елена Юрьевна, с чего началась история Вашей организации, как она развивалась?

Путь развития нашей организации вполне характерен для некоммерческой организации, работающей в этой сфере. Изначально она создавалась как родительская, и у нее была совершенно прикладная цель: родители детей с особенностями развития (интеллектуальными нарушениями, ментальной инвалидностью) хотели, чтобы окружающее пространство стало доступно для их детей. Был 2011 год, время, когда общество было не готово принимать таких детей. И решалась конкретная задача – чтобы дети со своими родителями могли выходить в социум – в магазины, в культурные пространства. Как все остальные. Тогда для этого нужно было официальное представительство интересов детей в лице организации.

Прошло буквально несколько лет, и, казалось бы, сложнейшая задача утратила свою актуальность. Культурные, досуговые, спортивные, торгово – развлекательные площадки города сегодня открыты для  наших детей и семей. Семьям идут навстречу, относятся доброжелательно и с пониманием – предоставляют удобное родителям и детям время, и при этом не закрывают пространство для других.

То есть за последние годы отношение к таким детям со стороны общества изменилось в лучшую сторону?

К счастью, да. И мы очень хорошо это чувствуем.

Но за эти годы наши дети выросли. И вместе с ними «выросли» другие проблемы. И одна из основных проблем – это образование. Вот даже сегодня (23 августа, на «Дне инклюзии» — прим.) представитель Министерства образования в своём выступлении, говоря о детях с особенностями, пояснила, что это дети, чье развитие «сильно отклоняется от нормы». А любое отклонение мы подсознательно маркируем как брак. Сегодня понятие «нормы» меняется – это не «установленная для всех мера», и не то, чего все должны достигнуть обязательно. Это, скорее, возможная перспектива. Или для кого – то невозможная. И тогда задача окружающих, и в том числе педагогов – найти обходные пути, развить компенсаторные возможности. Но не для того, чтоб достичь «нормы», а для обеспечения конкретному человеку возможности максимально самостоятельно жить в современном мире. Старые подходы к пониманию нормы заставляют специалистов, от которых мы ждем помощи, выстраивать искусственные барьеры.

Вы сотрудничаете со 101-й школой, в которой сегодня проходит «День инклюзии»?

Да, это очень хорошая общеобразовательная школа. Сейчас такие школы называют инклюзивными. Но на самом деле, каждая школа должна быть инклюзивной. Поэтому 101-я – это НОРМАЛЬНАЯ школа. И чтобы такая нормальность стала нормой общей, мы объединяемся. «Интеллект» сотрудничает со 101-й школой. И с другими – в городе и области. И конечно – с коллегами – общественниками. В первую очередь –  с «Десницей» (Самарская Городская Общественная Организация Инвалидов — колясочников «Ассоциация Десница» Самарской Областной Организации Общероссийской Общественной Организации «Всероссийское Общество Инвалидов»), с которой у нас не просто общее видение проблем и путей их решения, но и много общих проектов. Что на пользу и проектам, и организациям.

А вообще у нас взаимодействие трехстороннее: общественные организации – образовательные организации (и сейчас это уже не только школы, но и колледжи, и детские сады, и центр инклюзивного и дистанционного образования детей – инвалидов) – бизнес. И именно в бизнесе тоже очень важно найти единомышленников. Например, в одном проекте, мы очень хорошо работаем с ТЦ «Мега». Это крупная международная корпорация, для которой ценности устойчивого развития приоритетны. Но в таких больших корпорациях важно ещё найти «своих людей». И нам очень повезло с самарским управляющим – Евгением Карлашовым, личные ценности которого совпадают с корпоративными. Ему интересна работа по продвижению инклюзивных ценностей. Он вошёл в общественный совет по инклюзии при городской думе, и не в качестве «свадебного генерала».

А в рамках проекта «Путёвка в жизнь. Создание региональной сети профильной подготовки подростков с интеллектуальными нарушениями к трудовой жизни» наш полноценный партнёр, без которого реализовать всё задуманное было бы очень сложно – предприятие малого бизнеса – ООО «Современные образовательные технологии». Это региональное по географии, но федеральное по деятельности и статусу, единственное в стране специализированное издательство, выпускающее учебную и методическую литературу для ребят с особыми потребностями, их родителей и педагогов. Причём издательство изначально создавалось как специализирующееся на поддержке и сопровождении инклюзии, а не на выделении какой-то группы по принципу недостаточности.

И, конечно, это тоже не обезличенный «малый бизнес», а люди с активной позицией, меняющие ценности – в Самарской области и в стране. Например, в этом году минобрнауки по какой-то причине приобрело новые учебники – но только с 6-го класса. А предмет начинается в пятом. И директор издательства Андрей Сургутанов сам и потихоньку – никого не оповещая – передал школам безвозмездно необходимые им учебники для 5 класса. Такой вот у нас в области социально ответственный бизнес.

Сегодня у нас не просто новый формат традиционной «августовки», но и премьера. РО ВОРДИ (всероссийская организация родителей детей-инвалидов и инвалидов старше 18 лет с ментальными и иными нарушениями, нуждающихся в представительстве своих интересов), с которым мы стали партнёрами буквально с момента его создания (регионального отделения – отсюда ср.род), не просто участвует в мероприятии, но проводит свой тренинг – по пониманию ментальной инвалидности, подготовленный главными экспертами — родителями – самыми близкими людьми человека с ментальной инвалидностью.

Если вернуться к истории развития организации, то получается, к 2016 году основная цель была достигнута, и наступил некий кризис. Появились новые задачи – серьезные проблемы со школами и конечно социализация, трудоустройство. Причём, это проблемы не региональные. Они системные, актуальные для всей страны. И решить их внутри одного ведомства нельзя. Требуются инфраструктурные изменения. Поэтому у нас произошла полная переориентация. Поменялась миссия организации. Ведь задача общественных объединений – искать пути решения проблем, которые традиционными методами не решаются. И это самое интересное в нашей работе – придумывать и делать то, чего никто еще не делал. Но что требуется многим.

Елена Юрьевна, а как так получилось, что Вы стали заниматься именно этой деятельностью?

Я всегда работала в образовании, как раз в этой сфере, я долго работала с «Десницей». И когда мы обсуждали наши проблемы – практически всеми видами инвалидности НКО занимаются, но никто не занимается детьми с интеллектуальными нарушениями, с ментальной инвалидностью, и особенно – подростками, молодыми людьми, и Евгений Андреевич (Печерских – прим.) мне как раз и посоветовал поработать с «Интеллектом» — организацией, которая на тот момент была в кризисе.

С какого года Вы работаете в организации?

С 2016-го. И за последние три года нам пришлось многое пересмотреть. Ещё раньше мне казалось неправильным вот это разграничение общественных организаций людей с инвалидностью по видам инвалидности: тут – незрячие, там – на колясках и т.д. За границей, например, такого нет – всех стараются объединить. Инклюзия должна прийти не снаружи. И такой же подход у «Десницы» — мы едины, и стараемся объединиться с теми, кто тоже разделяет инклюзивные ценности. Мы в Интеллекте, определяя новую стратегию, мы руководствовались холистическим маркетингом — перенеся акцент с услуг и их продвижения на удовлетворение нужд потребителя наших целевых групп. И свои услуги, и продукты мы разрабатываем, исходя из их непосредственных запросов. Так и возник проект, который был поддержан Фондом президентских грантов.

То, что сегодня на площадке («Дня инклюзии» — прим.) собрались все направления – это тоже Ваша идея?

Да, идея моя, но её возникновение стало возможным именно благодаря плодотворному партнёрству. Ведь помимо общих ценностей у каждой организации есть свои задачи. По сути, сегодня – традиционное ежегодное августовское совещание, которое как правило проходит незаметно, дежурно. И часто – тоскливо, неинтересно. Мы постарались «сломать» барьеры на пути профессионального общения, сделать мероприятие по-настоящему живым, ярким, интересным.

Анонс программы «Дня инклюзии» 23 августа 2019 года

И выступающих мы просили не читать заготовленные речи, а просто рассказать своими словами, что они делают. И здесь нам помогло взаимопонимание с руководителем регионального центра инклюзивного и дистанционного образования Ириной Кузнецовой. Можно ведь было «не париться» — люди традиционно отбубнили бы свои сообщения… Но она придумала вместо традиционной пленарки формат «калейдоскопа возможностей»: если вам есть что предложить, вы это сумеете изложить кратко и доступно. Когда мы предложили выступающим не более 7 минут, многие возмущались и не верили, что регламент будет соблюдён. Это был риск. Но оказалось, что действительно за 45 минут можно успеть всё: представить свои услуги, заинтересовать и – не утомить.

И замотивированные, но не уставшие участники разошлись по мастер – классам и тренингам. (Заинтересованность оказалась настолько высокой, что один тренинг пришлось продублировать – по просьбам трудящихся!).

Ирина Юрьевна, расскажите поподробнее о Вашем действующем проекте.

Сейчас мы очень активно занимаемся проблемой трудоустройства наших подопечных. Но это длинная история, она начинается практически с момента поступления в школу. А там всё дремуче – традиционно, как полвека назад. И подпитывается это родительскими (всех детей, не только с особенностями в развитии) стереотипами: большинство родителей ориентировано прежде всего на непременное получение диплома, а потом уже только они думают – а что это за образование? Для чего оно нужно? Как оно связано с рынком труда?

И когда мы разрабатывали проект, то изначально он ориентировались на решение проблем в школах – например, профильное обучение специальностям детей с интеллектуальными нарушениями начинается уже с 5-го класса. То есть уже в 5-м классе для таких детей определяют будущую специальность. И по большому счёту – судьбу.

Ресурсный центр как оператор и методический центр

По каким профилям таких детей обучают в школах?

В российских школах, к сожалению, им предлагается, как правило, два традиционных предмета – швейное дело и сельскохозяйственный труд. Это связано с тем, что обучение в школах регламентируется федеральным перечнем учебников – наверняка даже люди, далёкие от образования, слышали отголоски скандалов, сотрясающих его формирование. Это не имеет отношения к интересам и потребностям детей. И получается, что швейное дело, а рынок труда мы постоянно мониторим, сейчас вообще не востребовано, потому что нас в основном обшивают китайцы. Даже неквотированных рабочих мест по профессиям швейного профиля нет. Сельскохозяйственный труд тоже специфичен. В городских школах его освоит невозможно, здесь нет даже теплиц, то есть в холодное время, а это практически весь учебный год, никакой практики нет. Хотя сейчас развиваются новые направления – сити – фермерство, вертикализованное – можно было бы развивать и обеспечивать выпускникам востребованность на рынке труда. Но проще ведь ничего не менять, здесь всё наезжено. А за выпускника школа ответственности не несёт. То есть пять лет(!), а это до 14 учебных часов в неделю, куча материальных, временных ресурсов, детей учат непонятно чему. А особенность наших ребят в том, что они не могут переучиваться. Развивать дополнительные навыки, осваивать факультативные и дополнительные алгоритмы – да. Но в рамках заложенного изначально. Поэтому столь важна и ранняя профессиональная ориентация, и верное выделение направления профилизации.

А других направлений нет?

В школах – практически нет. Учителям удобно, никто не хочет ничего менять – сидят они, плетут макраме, шьют «баб» на чайники. Чайников-то таких уже нет, но «баб» шьют. Доски расписывают. В качестве досуговых навыков – это хорошо. Но базовое, гарантированное Конституцией, право на труд бытовыми навыками не обеспечивается.

Но есть и счастливые исключения: в нашей области есть замечательная школа, работающая в режиме интерната – в Старом Буяне, в Красноярском районе. Там учатся ребята не только из Северо – Западного округа, но и из других населённых пунктов области. И в том числе – со сложными, тяжёлыми множественными нарушениями. Но что особенно важно: не менее 95% их воспитанников не просто продолжают обучение в колледже, но потом трудоустраиваются по месту жительства.

Как же они добиваются этого?

Они на это очень четко нацелены. Там великолепный, просто уникальный коллектив. И гениальный руководитель – Ольга Владимировна Галкина. В школе – интернате разработана и действует система педагогического маркетинга. Там не откажут ребёнку в услугах на основании отсутствия специалиста – директор сама находит и привлекает лучших областных специалистов. Старый Буян – небольшое село, но в школе без преувеличения работают лучшие профессионалы – как привлекаемые, так и свои. В школе выстроена грамотная система не просто повышения квалификации, а педагогического роста. И детям там очень хорошо. Выпускники находятся в школе до конца июня, там очень интересно проходят выпускные экзамены – в виде защиты долговременного проекта, когда результаты уже видны, и можно элементарные исследования провести и наглядно их подтвердить. Так школа опровергает мифы о подростках с особенностями интеллектуального развития. Они такие же, как и все остальные, и задача педагогов – преодолеть барьеры на их пути, а не собрать в загон.

Еще её одно уникальное качество – в отличие от классических интернатных учреждений, эта школа максимально открыта – у неё множество социальных партнёров. И одним из результатов такого партнёрства стал готовый кейс взаимодействия школы – интерната и Кошкинского губернского колледжа, который принимает у школы эстафету подготовки выпускников. Благодаря этому сотрудничеству в колледже появилась новая специальность, и выпускникам не надо ехать учиться в соседний Татарстан. В школе ведётся система пролонгированного мониторинга – ребёнок не исчезает из сферы интересов коллектива с окончанием школы, и наблюдения за судьбами выпускников позволяют корректировать педагогические практики. То есть по сути – это хорошо выстроенная маркетинговая стратегия. И такая сельская школа всем городским даст фору!

Вы с ними сотрудничаете?

Да. В рамках нашего действующего проекта эта школа – ресурсный центр по профильному образованию учеников с ментальной инвалидностью. И упомянутый кейс как раз в рамках проекта сформировался. Педагоги школы выполняют в проекте очень многие методические функции, и многое придумывают сами. И мы вместе отстаиваем и представляем интересы ребят в органах власти. А директор теперь ещё и менеджер по развитию у нас в «Интеллекте». Специалист, знающий образование и его болячки изнутри, очень важен при определении тактики решения проблем.

А много в этой школе детей с инвалидностью?

Половина всех учащихся школы. Школа областная. Но нередки ситуации, когда жителям областного города отказывали сразу во всех самарских школах (понятно, что это самые сложные дети), и они приезжают в Буян. Там работают со всеми, без «выбраковки». Причем у них есть и дошкольная группа, рассчитанная на два года – где не менее 80 % выпускников поступает потом в обычные школы, живёт в семье, развивается в своём сообществе. Остаются самые «тяжёлые», те, которые до 2012 года считались «необучаемыми».

Результаты работы школы обеспечиваются вариативностью, возможностью персонального подбора как общих методик работы, так и доступных профилей, позволяющих формировать у каждого ученика индивидуальный набор квалификаций. Это как раз то принципиальное направление профильной подготовки, которое мы последовательно проводим в рамках проекта. В школе, здание которой построено в середине позапрошлого века, тем не менее обеспечены условия для максимального количества технологических циклов: есть столярная, слесарная, швейная мастерские, опытное поле, теплицы. А значит – возможность расширить профили – от сельскохозяйственного труда – до овощеводства, цветоводства, озеленения. Ученики участвуют во всех сельскохозяйственных ярмарках, их рассада пользуется спросом, за счет этого они развиваются. В рамках практического знакомства с народными ремёслами ребята имеют возможность освоить ткачество. А ещё – все виды ремонтных работ, и производство мебели. И – целый набор квалификаций младшего обслуживающего персонала – для наиболее динамично развивающегося сегмента современного рынка труда, где стабилен запос на низкоквалифицированный труд, и где наши ребята востребованы. Именно на поддержку этого направления нацелен наш проект – дать ребятам «пучок компетенций», который позволит им адаптироваться на рынке труда, жить как полноценным гражданам.

Секрет успешности школ, работающих с детьми с особенностями в развитии (а не «реализующих программы обучения») – в том, что что они сами подбирают профиль, учат детей тому, что потом востребовано в жизни. Да, это низкоквалифицированный труд – но его тоже надо освоить. Но зато дети с ментальной инвалидностью, интеллектуальными нарушениями очень хорошо воспринимают простые алгоритмы, осваивают их раз и навсегда – им не придёт в голову выкинуть какой-то этап потому, что, например, погода хорошая. Это идеальные работники в сфере ручного труда. Пока об этом мало знают работодатели. И снятие стереотипов и предубеждений у членов потенциальных принимающих трудовых коллективов – тоже важное направление нашего проекта. И здесь мы работаем уже с минтруда, службами занятости. И за время реализации проекта у нас выстроилось очень продуктивное взаимодействие с представителями минтруда.

И уже в рамках проекта мы выяснили, что проблема не в «плохих чиновниках» –  нам повезло – и в минобрнауки, и в минтруда мы находим взаимопонимание и поддержку. Но вот переход школа – организация профессионального образования – это просто чёрная дыра, поглощающая все благие намерения. В прошлом году, как раз в рамках проекта, мы провели мониторинг, сколько умственно отсталых детей вышло из школ, и сколько поступило в ССУЗы. И оказалось, что в колледжи принято в два раза больше детей, чем выпустилось из школ.

Как же так получилось?

А вот так. Я была уверена, что у нас основные проблемы – в школе, но оказалась, что там проблемы начинаются, выращиваются, но не заканчиваются. Многие колледжи (Самары, в области такого нет) набирают детей с интеллектуальными нарушениями на те специальности, которые не востребованы. Год и 10 месяцев ребенок там отучился – рабочего места, естественно, нет. И никто не работал над его созданием. И родителям советуют перевести ребенка на другую специальность. Вот такая «болонская система» на уровне среднего профессионального образования! Бакалавриат, магистратура, есть даже аспиранты! Ребята имеют по три(!) специальности. И сидят дома. А родители каждый раз надеются на чудо.

Ни школа, ни колледжи – за редким исключением – не предлагают современных специальностей, действуют по принципу «на тебе, убоже, что другим негоже». В отсутствии выбора и полноценной информации выбор, который совершают родители как представители своих детей, случаен. Например, в прошлом году один самарский колледж набрал 15 подростков с интеллектуальными нарушениями на специальность «архивариус». На которую нет спроса на региональном рынке труда.

Разве сами родители этого не понимают?

Ну пусть походит, — отвечают родители. Зато будет диплом техникума. Т.е. профессиональная образовательная организация рассматривается родителями только лишь как камера хранения, возможность передышки, да ещё и «фантик» на выходе подарят.

Получается, мы с одной стороны ломаем архаичную школьную систему – проводим тренинги по преодолению стереотипов, обеспечиваем методическую поддержку педагогов. Издали принципиально новый специальный учебник, готовим к работе по нему на семинарах и вебинарах. А с другой стороны – имеем вот такую проблему. И она не в косности или недальновидности родителей заключается, а в отсутствии выбора и информации. И эту проблему мы тоже решаем.

И в работе со взрослыми – неважно, это родители или педагоги – мы сталкиваемся с позицией– с детьми пожалуйста – работайте, как угодно и сколько угодно, а мы-то уже большие и умные.  Принимать участие в тренингах взрослые не спешат. И чем проблемнее образовательная организация в плане ориентации на реальные потребности ребят, тем сложнее до них достучаться.

Это все проводится в рамках президентского проекта?

Да, это все это как раз в рамках президентского гранта. И статус проекта, поддержанного именно фондом президентских грантов, позволяет сквозь эти невидимые стены пробиваться. Это такой знак качества.

Менять надо всю систему – в интересах ребят с особыми потребностями, а не образовательных организаций.  Именно поэтому наш проект – о создании региональной сети соучастников. Ни одна образовательная или общественная организация, и даже отдельное ведомство проблемы не решит.

И поэтому очень важно, что деятельность по нашему проекту, который завершится в этом году, продолжится за его границами. Процесс уже запущен. А у «Десницы» уже начался новый проект в этом же ключе, и наши команды выступают в нём партнёрами. И один из важнейших результатов и в то же время – условие успешности проекта – в том, что у нас есть взаимопонимание и поддержка Губернатора Дмитрия Игоревича Азарова.

Дмитрий Игоревич, надо отметить, всегда очень активно, очень тепло поддерживает все проекты, связанные с помощью детям, инвалидам.

Да, и это очень важно. Потому что одно дело – мы ходим и убеждаем, и другое – когда есть распоряжение Губернатора. Сейчас у нас есть взаимопонимание практически со всеми чиновниками, на всех вышестоящих уровнях. Но не всегда, к сожалению, это понимание присутствует на низовых звеньях системы.

Именно поэтому у нашего проекта такие разные целевые группы – от родителей и педагогов – до потенциальных работодателей. У нас есть уже договоренности с работодателями – мы будем вместе думать, куда дети, которые 1 сентября пошли учиться, могут реально потом пойти работать. Потому что и квотированное место – это не гарантированное трудоустройство. Государственная услуга «сопровождаемого трудоустройства», которая заработала недавно – тоже не панацея. Много юридических моментов, которые должны «созреть». И самое главное – с первых шагов в образовании семью и ребёнка с особыми потребностями надо ориентировать на трудоустройство, полноценную социализацию. А для этого нужна максимально полная информация. Именно поэтому мы создали открытую базу данных о возможностях, которые есть в нашей региональной системе образования.

То есть вся эта работа сейчас проводится в рамках проекта?

Да, и у нас есть большие подвижки. За год реализации проекта мы многое переосмыслили. Думали, что он затронет только школу, но потом перешли и на СПО (среднее профессиональное образование). С этими педагогами мы тоже проводим тренинги по пониманию инвалидности. В рамках проекта мы работаем с родителями, со школами, с колледжами и с работодателями – важно снять барьеры и предубеждения, который существуют, показать возможности этих ребят.

Как Вы считаете, проект оказался успешным? Удалось ли Вам добиться целей, которые Вы ставили?

Практически мы их уже перевыполнили. Если сначала мы ставили достаточно узкую задачу – поменять систему в школе, то сейчас нам удалось выстроить всю линию, всю вертикаль в системе «образование – трудоустройство». У нас очень хорошее взаимодействие как минимум с двумя общественными организациями, которое дает хороший синергетический эффект: ВОРДИ, «Ассоциация «Десница». Но мы открыты для всех, в разные мероприятия проекта так или иначе вовлечены «Жемчужинки», «Дети-ангелы».

И, что самое важное, нам все чаще удается преломить старую стратегию родителей: не решать проблему поэтапно (лечить, хоть как-то попасть в школу, выдохнуть, а потом – как получится), а сразу строить полную жизненную перспективу – с учётом поддержки на всех уровнях системы.

Именно поэтому сегодня на тренинге с нашей позицией знакомятся педагоги всей области, которые сейчас проходят профессиональную переподготовку, и с нового года смогут работать тьюторами. И это будет ещё один мощный партнёр – тьюторское сообщество.

Это Ваш первый президентский проект? Участвовали ли Вы ранее в конкурсе президентских грантов?

Это наш первый проект. Раньше мы даже заявки не подавали. Хотя я работала в командах многих проектов других некоммерческих организаций – у той же «Десницы», например.

Но сами проект не готовили?

Не готовила. И долго не хотела этого делать. Но когда столкнулась с ситуацией невозможности решения некоторых вопросов традиционными средствами, это стало необходимостью.

Значит, Ваша идея попала, что называется, «в яблочко» — если Вы сразу выиграли в конкурсе!

Просто я знаю, что больше никто этим не занимается. Есть опыт решения на каждом отдельном уровне образования, а наш проект инфраструктурный – он работает на всех уровнях и в разных ведомствах

Есть ли у Вас планы продолжать проект? Будете ли Вы участвовать в следующих конкурсах президентских грантов?

Я подала заявку на конкурс этого года (второй конкурс – прим.), но уже сейчас знаю, что наш проект не пройдет – это моя ошибка. Я, к сожалению, неправильно прочитала условия и выбрала уровень и срок проекта (долгосрочный, на три года) – а там предусмотрено обязательное федеральное финансирование.

С какой тематикой связан Ваш новый проект?

Проект отчасти продолжает предыдущий, но есть и новый аспект. Это опять про эксклюзивность образования ребят с интеллектуальными нарушениями и ментальной инвалидностью, которая на деле оборачивается исключительностью. От слова «исключить». Современное поколение детей – цифровые аборигены, они с детства включены в цифровое пространство, потом учатся жить в ним на специальных уроках в школе. А у наших ребят этого нет – им сейчас, на исходе второго десятилетия XXI века, недоступно элементарное обучение цифровой и медийной грамотности – тому, без чего сейчас никуда – «Госуслуги», образовательные порталы и ресурсы, базы данных по квотированным рабочим местам с необходимыми фильтрами, наконец, и т.д. Всё это есть, но оно недоступно людям с ментальной инвалидностью, потому что они учатся по старым учебным планам. И это уже не древние предубеждения, а новые искусственные барьеры. И проект предполагает внедрение такого обучения, апробацию разных вариантов и форм – потому что единого подхода точно быть не может, и подготовку специальных пособий (учебников – о нет) – и всё это способствует трудоустройству.

Это очень хорошая идея! Желаю Вам победы если не в этом конкурсе, то в следующем! И обязательно – удачи и новых достижений в Вашем очень нужном деле!

Спасибо!

Группа организации в Facebook: СРООИ «Интеллект»

Канал организации на Utube: СРООИ "Интеллект"

Все организации
Центры поддержки НКО
Организации инвалидов
Женские организации
Организации правовой поддержки и защиты
Организации ветеранов
Спортивные организации
Профессиональные объединения
Благотворительные организации
Творческие союзы
Молодежные и детские организации
Национально-культурные объединения
Прочие организации
Экологические и природоохранные организации
Культурно-досуговые организации
Образовательные организации

Календарь

п в с ч п с в
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31