«Центр взросления». Маленькие победы каждый день

30 июля 2019

Порой социальные проблемы настолько глубоки и серьезны, что для их решения необходимы совместные усилия — некоммерческого сектора, властей, бизнес-структур, да просто неравнодушных людей. Конкурс президентских грантов по поддержке социально значимых проектов НКО  — один из действенных механизмов участия государства в их решении.

Одна из таких социальных проблем — проблема детей — сирот, выпускников детских домов, которые не умеют жить в социуме.  И общество теперь должно им помочь — не только научить самостоятельности, но и элементарно помочь выжить. В рубрике  "Живой проект" Ресурсный центр гражданской активности НКО Самарской области представляет интервью с руководителем Региональной общественной организации волонтёров Самарской области «Домик детства», руководителем проекта «Центр взросления» — победителя 2 конкурса на предоставление грантов Президента Российской Федерации В.В. Путина на развитие гражданского общества, проведенного Фондом президентских грантов в 2018 году, Рубиным Антоном Борисовичем

Скажите пожалуйста, когда началась история «Домика детства»?

Группа единомышленников в 2010 году решила, что нужно создать какое-то организованное движение волонтеров. Именно тогда мы собрались и придумали название «Домик детства». А через год, уже в 2011 году мы оформили нашу организацию как юридическое лицо. Изначально это была волонтерская организация, которая работала в детских социальных медицинских учреждениях: детские дома, школы-интернаты, пансионаты для инвалидов, дома ребенка, социальные приюты и т.д.

Мы работали с детьми в направлении их развития, социализации, адаптации, подготовке к самостоятельной жизни, поиску семей для этих детей. Ну и параллельно работали над темой популяризации волонтерства как такового.

У нас есть отдельный проект «Школа волонтера», в рамках которого мы готовим волонтеров не только для нашей организации, а в целом – волонтеров широкого профиля. «Школа» обычно состоит из 4-х занятий: первое – это введение в волонтерскую деятельность, психологические аспекты волонтерства, проблемы «выгорания» волонтеров. А потом есть тематические занятия по работе с насилием и травмой, по работе с детьми с инвалидностью, по работе просто с детьми. Мы рассказываем обо всех существующих волонтерских вакансиях в городе и области, об экологическом волонтерстве, о работе с пожилыми и т.д.

Кто в основном идет в волонтеры? Какова степень активности людей?

У нас никаких ограничений по возрасту нет, но чаще всего приходят взрослые уже люди в сознательном возрасте. Средний возраст – 25-35-40 лет. Люди охотно участвуют, приходят и становятся волонтерами.

Расскажите, пожалуйста, о социальных проектах организации. С какого момента они начались?

Тут сложно провести четкую границу – с какого момента началась именно проектная деятельность. Первый президентский грант мы выиграли в 2017 году. До этого пробовали подавать заявки, но ни разу не побеждали.

Если говорить условно, то разделение на проектную деятельность по направлениям в нашей организации началось где-то в 2013 году. Сначала у нас был только один вид деятельности – мы ездили к детям в детские дома. Потом деятельность начала профессионализироваться и разделяться. Отдельным направлением работы осталась работа в государственных учреждениях, отдельно появилась вот эта просветительская деятельность, «Школа волонтера» — семинары, конференции, публикации в СМИ. Отдельно появилось направление работы с выпускниками из детских домов – это как раз тема нашего сегодняшнего президентского проекта.

Из выпускников детских домов тоже получаются волонтеры?

Нет, это вряд ли. Самостоятельной жизни бы их научить. Они – скорее наши подопечные.

И отдельно еще выделилось направление работы с семьями в трудной жизненной ситуации. Мы им помогаем, просто кормим, оказываем психологическую и юридическую помощь.

Оказывали ли Вам грантовую поддержку областные и городские власти?

Гранты – не единственный источник финансирования нашей организации. Есть и благотворительная помощь неравнодушных людей. Один раз, в 2013 году мы взяли областной грант (от МЭРИТ), на этот грант мы создали базу для проекта по постинтернатному сопровождению. Дальше до 2017 года мы работали только на благотворительные пожертвования, и вот только в 2017 году получили первый президентский грант («Центр постинтернатного сопровождения» — победитель Первого конкурса президентских грантов 2017 года).

Из описания проекта: Центр постинтернатного сопровождения обеспечивает комплекс мер, необходимых для адаптации выпускников детских учреждений социального профиля к самостоятельной жизни вне стен учреждения, который включает следующее: социальное сопровождение (помощь в оформлении документов, пособий, статусов, льгот, заключений и т.п.), сопровождение процесса обучения, сопровождение процесса профориентации и трудоустройства, информационная и консультативная помощь, бытовое консультирование, психологическая помощь, юридическая поддержка.

То есть сейчас Вы продолжаете работу в этом направлении, но уже в рамках следующего проекта?

Да. Это самый сложный и самый дорогостоящий наш проект. Поэтому большинство наших заявок на гранты связаны именно с ним.

«Центр взросления» — победитель Второго конкурса президентских грантов 2018 года. Из описания: Центр постинтернатного сопровождения или «Теремок» – как его называют сами ребята, уже на протяжении пяти лет обеспечивает базу для реального, а не формально-паспортного взросления выпускников детских учреждений социального профиля (детских домов, школ-интернатов, социальных приютов и т.д.) Работа по адаптации ребят к самостоятельной жизни вне стен учреждения включает в себя следующее: социальное сопровождение (помощь в оформлении документов, пособий, статусов, льгот, заключений и т.п.), сопровождение процесса обучения, профориентация и трудоустройство, информационная и консультативная помощь, бытовое консультирование, психологическая помощь, присмотр за детьми, юридическая поддержка.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о действующем проекте. Из чего он состоит?

Во-первых, нужно понимать, что наша деятельность – она ежедневная, без выходных и перерывов. Семь дней в неделю у нас работает Центр постинтернатного сопровождения.

Туда приходят наши ребята, наши подопечные, выпускники детских домов. Многие из них приходят уже со своими детьми. И разделить эту деятельность на какие-то мероприятия и вехи сложно. Это ежедневная работа.

Бывают какие-то массовые выезды, бывают «проекты внутри проекта». Например, один из самых дорогих внутренних проектов Центра постинтернатного сопровождения – Team-extremе (Тим-экстрим). Проект направлен на профилактику зависимостей наших ребят – это на самом деле очень серьезная проблема. Профилактика осуществляется путем вовлечения в экстремальные виды спорта.

Это выезды на какие-то мероприятия?

Да, мы ездим на различные спортивные мероприятия, знакомим ребят с видами спорта, активностей. Вот две недели назад ездили на картинг, в эти выходные — в деревню ездовых собак хаски «Серебро севера» под Тольятти. Потом у нас будет лазертаг, еще что-то.

Ребята с удовольствием участвуют в таких мероприятиях?

Конечно!

Вопрос по охвату. Сколько всего у Вас подопечных?

Сложно подсчитать. У нас есть центр, который каждый день открыт. Кто-то приходит туда каждый день, кто-то – 2-3 раза в неделю, кто-то раз в месяц. Кто-то вообще приходит один раз в жизни – пришел, мы ему помогли решить проблему, ну например с жильем, дальше человек живет своей жизнью.. А кто-то вообще ни разу не приходит, мы общаемся по телефону, в соцсетях, они задают вопросы, просят проконсультировать, иногда обращаются к нашему психологу, в критических ситуациях, например. И все они – наши подопечные, это порядка 150-200 человек.

Антон Борисович, какие трудности Вы могли бы назвать основными в Вашей деятельности?

Основная и самая главная наша проблема в том, что мы не имеем возможности работать с детьми, пока они еще внутри системы, пока они лабильны, мобильны, поддаются влиянию. Поэтому наша работа по постинтернатному сопровождению – она, к сожалению, достаточно бессмысленна. Нам приходится работать с теми, кто уже выпустился, то есть со «следствием» системы, в которой дети прожили 18 лет. А это зачастую уже сформированные, достаточно маргинальные слои.

Если говорить о «социальном результате проекта» — какой он в нашем случае? Каких-то значимых, ярких и красивых картинок, которые были бы понятны большинству людей, – был плохой, а стал хороший – у нас нет и не будет. Потому что наши ребята, повторюсь, действительно достаточно маргинальные – криминал, тюрьмы и прочее. И мы стараемся им как-то помочь, защитить. Не сел в тюрьму, получил условный срок – это уже наша победа. А представление их интересов в суде – это тоже одна из наших задач, мы заключаем соглашения с адвокатами Палаты адвокатов Самарской области (ПАСО), оплачиваем их работу в интересах наших подопечных.

Одно из самых понятных, наверное, направлений нашей работы – это профилактика вторичного сиротства. Для примера – сейчас у нас на сопровождении порядка 70-ти детей наших подопечных – то есть мы ведем и детей наших совершеннолетних детей. И так как у наших девчонок не было модели нормальной семьи, они не знают, как воспитывать детей, а наоборот знают, как от них отказываться, — риск вторичного сиротства очень велик. И профилактика вторичного сиротства – одна из наших многочисленных задач в рамках этого проекта. И то, что за шесть лет существования проекта только один ребенок был изъят – я считаю для нас очень значимым результатом.

Если говорить об общем эффекте проекта и Вашей деятельности в целом, часто ли Вам удается встроить человека в нормальную, активную самостоятельную жизнь?

Это все очень индивидуально. Если брать наш активный круг – ребят, которые приходят каждый день или несколько раз в неделю, то это половина и даже большая часть из них – это ребята с ментальными нарушениями. Сказать, через сколько лет он сможет жить самостоятельно без поддержки, я не могу. К сожалению, велика вероятность, что никогда. Он будет нуждаться в поддержке и в 25, и в 35, и в 40 лет. Возможно, в разных ее объемах, но нуждаться будет. А те ребята с условной нормой умственного развития – они действительно через какое-то время уходят – кто-то через год, кто-то через 5 лет, но уходят в самостоятельное плавание, мы продолжаем общаться удаленно, в соцсетях. И это тоже один из показателей нашей победы. В идеале нашего проекта быть вообще не должно – в идеале мы должны закрыться, однажды выпустив последнего в самостоятельную жизнь, устроив на работу, и сказав – ура, мы закрываемся! Но так никогда не будет, пока мы не начнем работать непосредственно в детских домах.

Еще одна проблема – это непонимание ситуации и сложностей нашей работы среди широких слоев населения. Так как затрат у нас очень много и на один грант мы не проживем, мы конечно собираем благотворительные пожертвования.  И самый частый вопрос, который мы слышим в ответ на просьбу пожертвовать нам деньги: а зачем вы этим «лбам» помогаете? Взрослые уже, пусть работать идут. То есть люди не понимают, в чем проблема, не понимают, почему вообще нужно помогать этим с виду здоровым, самостоятельным и взрослым людям. Именно поэтому мы занимаемся еще и информационной работой.

Если говорить о Вашей работе с волонтерами, они как воспринимают такую ситуацию?

Очень сложно. Найти волонтеров на работу с детьми в детских домах или на работу с животными в приютах гораздо легче. Тут мало в принципе тех, кто идет, а потом из тех, кто идет, очень мало тех, кто задерживается.

Сколько Вас всего – тех, кто работает с Вашими подопечными?

Трое сотрудников, психолог. Еще есть несколько волонтеров. Женщина-волонтер работает в швейной мастерской, учит девчонок шить. Есть парень-волонтер, который работает в столярной мастерской – учит ребят работать с деревом.

Ваша «Школа волонтеров» — это отдельное направление?

Да. И вот оттуда как раз чаще всего идут в приюты для животных, потому что мы активно рассказываем и про эту сферу волонтерской деятельности. В «Школе» мы готовим волонтеров для всех сфер. Кто-то из них потом приходит и к нам, но большая часть уходит куда-то еще. В рамках «Школы волонтера» мы приглашаем представителей других НКО, чтобы они рассказывали о своей сфере – это организации, которые работают с инвалидами, организации, которые работают в детских домах.

Возвращаясь к теме президентских грантов, планируете ли Вы и далее участвовать в конкурсах? Продолжите проект или будут какие-то новые идеи?

Да, участвовать планируем. Вот сейчас готовим заявку на второй конкурс президентских грантов этого года. Это будет продолжение действующего проекта. Одна из самых больших наших проблем – это отсутствие нормального помещения. Сейчас мы работаем в стареньком доме, который арендуем у физического лица и платим арендную плату. Но главная проблема в том, что мы там не можем развиваться, что-то сделать или переоборудовать для себя – собственность частная, и собственник в любой момент может ее продать.

Мы обращались с соответствующей просьбой к областным властям, и нам предложили варианты – Исаклинский, Шенталинский муниципальные районы.. Это, к сожалению, нам не подходит — очень далеко. Одно помещение предложили на проспекте Масленникова в Самаре. Но там здание с провалившейся крышей, без канализации, воды и электричества, к которому нет подхода – все застроено гаражами. Для того, чтобы хотя бы провести к зданию коммуникации, нужно несколько миллионов, не говоря уже о том, что само здание нуждается в капитальном ремонте. Сами мы конечно это не потянем, но попробуем сделать такую заявку в рамках президентского гранта или в рамках областной субсидии – здание принадлежит казне, и восстановление здания – это общая наша задача.

Антон Борисович, искренне желаю Вам не только новых побед в конкурсе президентских грантов, но и побед в Вашей работе в целом!

Группа «Домик детства» ВКонтакте: РООВСО «Домик детства»

Сайт организации: Домик детства

 

Все организации
Центры поддержки НКО
Организации инвалидов
Женские организации
Организации правовой поддержки и защиты
Организации ветеранов
Спортивные организации
Профессиональные объединения
Благотворительные организации
Творческие союзы
Молодежные и детские организации
Национально-культурные объединения
Прочие организации
Экологические и природоохранные организации
Культурно-досуговые организации
Образовательные организации

Календарь

п в с ч п с в
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31